Интервью Сергея Чонишвили

Форум Радиозвук продолжает серию интервью с популярными дикторами и актерами, чьи голоса известны далеко за пределами Москвы. На вопросы участников форума ответил Сергей Чонишвили.

Слушать


Скачать

Сергей Чонишвили:
Добрый день всем, возникла маленькая пауза по времени, поэтому могу ответить на поставленные передо мной вопросы.

lampochka:
Сергей, как Вы считаете, 200 долларов за озвучку видео, или радио – это дорого?

Сергей Чонишвили:
Я считаю, что это нормальная цена, возможно, даже и больше. Все зависит от того, какой бюджет у того видео или радио, которое собираются делать. Вообще 200 долларов это нормальная московская цена уже достаточно долгое время.

DaMechanizm:
Сергей, доброе время! Меня зовут Майк, я давний Ваш поклонник и ценитель. У меня несколько вопросов.
Как Вы считаете, является ли «заезженность» того или иного диктора (и Вас, и других популярных голосов) обратной стороной узнаваемости? Не бывает ощущения, что Вас в эфире очень много? Не ловите ли Вы себя на мысли, что со временем Ваш голос претерпевает изменения, и Вы сегодняшний отличаетесь от Сергея Чонишвили, скажем, шестилетней давности? Спасибо.

Сергей Чонишвили:
Я, конечно, сегодняшний, отличаюсь от Сергея Чонишвили 6-летней давности, но не сказал бы, что меня сейчас в эфире очень много. Потому что, во-первых, я не слушаю эфир и не смотрю его с точки зрения телевизионных проектов, а вообще стараюсь быть разнообразным. И разница моя 6-летняя и нынешняя заключается лишь в том, что убрано очень много рекламной продукции, и в основном, это возникло документальное кино. Во всяком случае, те люди, которые встречают меня вживую в первый раз, они начинают меня идентифицировать с звучащим голосом через некоторое время. Наверное, это маленькое достижение.

e-krukov:
Не устаете ли Вы от обилия собственного голоса с эфире?

Сергей Чонишвили:
Я не слушаю эфир.

e-krukov:
Кто вы сейчас больше – актер или диктор?

Сергей Чонишвили:
Наверное, я никогда не терял ситуации этих двух направлений, потому что адекватное время относится как к одной своей ипостаси, так и к другой. Во всяком случае, сейчас возникает больше историй, связанных с появлением фейса на экране. Но я абсолютно не исключаю, что нужно жить в некоторой гармонии, потому что человек, сидящий у микрофона за кадром и человек, являющийся в кадре, это два разных человека, но исходящие от одного я.

e-krukov:
Как вы настраиваетесь на начитку? Трудно ли серьезно относится к озвучкам «Запупыринского снегозаготовительного комбината», т.е. малоизвестных брендов региональных компаний?

Сергей Чонишвили:
Знаете, по поводу настраиваться, у меня каждый день рабочий, с раннего утра до позднего вечера. Поэтому переключение с одной работы на другую это должно быть не достижением, а профессиональной необходимостью.

e-krukov:
Есть ли для вас ограничения – это озвучиваю, это нет? Согласитесь ли Вы при должной оплате записать ролик «Только сейчас и только для вас – скидки в салоне «У Михалыча»!», т.е. самую стандартную начитку, за которую в провинции платят 50 рублей студентам?

Сергей Чонишвили:
В провинции платят по 50 рублей студентам, это проблема не нашего рынка, это проблема рынка России. Потому что люди, допустим, имеющие ту же актерскую категорию, что и у меня, в крупных городах-миллионниках получают гораздо меньше, чем мы здесь в Москве.

e-krukov:
Насколько для вас важна возможность приложить актерское мастерство к озвучанию?

Сергей Чонишвили:
Я считаю, что озвучание это часть актерской профессии.

МастерСлова Егоров:
Рад приветствовать моего Учителя Эфирной Речи!
Многие пытаются косить под него, но такой голос – всего один.
В 95м на радио «Максимум» Сергей учил меня, обычного звукорежиссера, читать слова в микрофон (тогда звукорежиссерам на радио приходилось подчитывать промо-ролики, заставки и объявления).
Пользуясь случаем, хотел еще раз сказать свое большое человеческое спасибо!

Сергей Чонишвили:
Большой творческий привет Егорову тоже. Спасибо большое за память, и вообще давно уже не виделись, не работали. Было бы здорово встретиться.

Андрей:
Доброго дня суток! Очень Очень Очень приятно!
Сергей скажите… как вы относитесь к:
- Вася привет… как дела?
- Привет! нормально!
- Начитаешь?
- да давай!
- тока тут проблемка… Надо закосить под Чонишвили!
- Сделаю!
Очень стало такое популярно!

Сергей Чонишвили:
Это приятно, что возникла ситуация «надо закосить под Чонишвили». Значит, уже существует некоторый бренд. Значит, не зря прожиты годы с 1993 года, то есть из прошлого столетия.

Ляпунов:
Сергей, в какой момент Вы поняли, что голос необычен?

Сергей Чонишвили:
Я не знаю, насколько он обычен или необычен, я повторюсь, я отношусь к озвучанию как к части актерской профессии. Поэтому для меня существует потенциальный зритель, слушатель, а не микрофон, с которым я общаюсь. Просто я с этим зрителем или слушателем общаюсь посредством микрофона.

Никита Тарасов
Сергей! Ваше счастье-это КАК?

Сергей Чонишвили:
Мое счастье это здоровье близких и друзей, и удовлетворение от хорошо сделанной работы. То есть при всем при том, что я достаточно негативно отношусь ко всему, что я делаю, иногда бывает негатив, но есть некоторые приятные вещи. Поэтому вот это, наверное, счастье. Счастье когда ты не перестаешь удивляться.

Никита Тарасов:
Уважаемый-преуважаемый Сергей!!
В воскресенье по Первому смотрела фильм «Тайны Любви» с Вашей работой, и как раз думала, насколько Вам трудно (или не очень?) успевать на все записи? Ведь Вы действительно много где звучите:разные студии,плотный график+московские пробки.
И бывает ли у Вас,мегапрофи, проблема, когда прибегаешь на запись с улицы,с транспорта и голос оказывается «неразогрет»? И если есть , как Вы с ней справляетесь в таком плотном графике? Спасибо!

Сергей Чонишвили:
Да, бывает ситуация такая, когда климатические условия в нашей стране, пыльность аудитории и так далее, допустим, чрезмерная нагрузка, она влияет. Но есть маленькие свои хитрости, потому что однажды я был много лет назад, в 1999 году, получил по роже на станции метро Пролетарская. Правая половина лица распухла, но левой я каким-то образом 2 дня работал. Выяснилось, что, в общем-то, можно произносить тексты совершенно спокойно даже частью своего лица. Все зависит от желания.

koniaga:
Сергей, приходилось ли отказываться от озвучки в силу личного неприятия к объекту рекламы?

Сергей Чонишвили:
Да, я принципиально не звучу пиар политических партий. И об этом все знают, потому что единственная моя политическая ситуация была завязана с 1995 годом, когда была известная акция «Голосуй, или проиграешь». После нее я не звучал политические партии и отказывался не в силу личного неприятия к объекту, а в силу того, что считаю, что мой гражданский выбор это мой гражданский выбор. Поэтому я не имею права какие-то свои пристрастия, тем более, в стороне оппонентов закрывать. Поэтому предпочитаю от подобного рода вещей и игр с властями отбояриваться.

DaMechanizm:
Ещё вопрос… В одном из интервью Вы сказали, что, цитата «…я курю как паровоз». Интересует: Насколько чрезмерное курение влияет на тембральную окраску?

Сергей Чонишвили:
Да, на самом деле курю, но курю с 1989 года табак, а не сигареты, и поэтому просто мне курить приятно. Насколько влияет на тембральную окраску не знаю, потому что стараюсь быть разнообразным.

Elm@:
Сергей, доброго времени суток)) Скажите, а как Вы сами относитесь к рекламе? Часто ловите себя на мысли, что та или иная покупка делается » с подсказкой»?

Сергей Чонишвили:
Не знаю, на самом деле, реклама на сегодняшний день это неотъемлемая часть нашего общества, и я какие-то вещи иногда покупаю, не относясь к рекламе. Потому что тот же самый «Персил», который на сегодняшний день у нас существует во всех телевизионных вариантах, я им пользовался еще за два года до того, как его реклама стала выходить на телевидении и радио, а на рынке он у нас уже появился. Просто мне нравится этот порошок, это не скрытая реклама. На самом деле.

Elm@:
Еще очень хочется, чтобы Вы рассказали пару слов о том, с чего же начинался Сергей Чонишвили – диктор. Как по-вашему: хороший диктор – это своего рода талант, или колоссальная работа над собой?

Сергей Чонишвили:
Сергей Чонишвили-диктор начинался с момента, когда его 46 раз заворачивали в кастингах. И после этого еще заворачивали раза 4, потом был период, когда делалось очень многое, а потом, на сегодняшний день я такой же участник каких-то кастингов, просто я на них не появляюсь. Говорят «Кто будет звучать?», «Такой, такой и такой», вот кто выбирается, тот и выбирается.

Elm@:
Ну и вопрос на десерт, что называется : случается ли Вам и сейчас в качестве заказа на озвучку получать «корявые» тексты? И существуют ли для Вас какие-то табу? Тексты, которые Вы никогда, ни за какие коврижки не возьметесь озвучить?

Сергей Чонишвили:
В принципе, да. И это болезнь, которая идет витками, поэтому иногда приходится заниматься еще и редакторской работой. Особенно это неприятно, когда это касается документального кино. Потому что иногда там просто не сочетаются падежи и не сочетаются времена, и иногда предложение написано таким образом, что ты внимательно его читая несколько раз, не можешь понять его смысл. Но, тем не менее, приходится, для того, чтобы шишки не летели в твою сторону, все-таки заниматься еще и редакторской работой. Про табу я уже говорил, поверьте, предлагались достаточно серьезные суммы, от тюрьмы и сумы, конечно, не зарекайся, но, тем не менее. Я считаю, что спать самому хочется спокойно, поэтому даже отказывался от больших сумм за рекламу политических партий.

Denis Garmash:
Случалось ли так, что Вам Ваш собственный голос в рекламе или другой озвучке НЕ НРАВИЛСЯ (по любой причине – звукорежиссёр выбрал плохой дубль, были простужены при начитке и т.п.)?
И предпринимали ли Вы какие либо действия чтобы ситуацию исправить?

Сергей Чонишвили:
Да, бывает, иногда слово заказчика стоит выше, чем собственное желание сделать хорошо. Но в данном случае, если нет диалога у человека, сидящего у микрофона и человека, сидящего за стеклом, не звукорежиссера, а вот именно заказчика, иногда заказчик говорит «Я хочу вот так». Окей, в данном случае моя задача сделать так, как он хочет. Несмотря на то, что свой вариант будет предложен всегда. И желание сделать свою работу хорошо, оно присутствует тоже постоянно. Поэтому, обидно, когда бывает недоверие со стороны заказчика, что ты, на самом деле, пытаешься это сделать лучше.

Rok:
Добрый времени суток, Сергей. А вот мне хотелось бы узнать, как вы боритесь с чрезмерной нагрузкой на Ваши связки??? Это сырые яйца или еще что-нибудь??? или просто неделю ничего не озвучиваете??? А если расписан плотный месячный график, то как быть?? Бывали ли моменты, когда просто хотелось от всех спрятаться??

Сергей Чонишвили:
Честно говоря, ничего не делаю, работа действительно существует ежедневная. В настоящий момент с 8 августа не было ни одного выходного дня, но в данном случае обилие работы, оно влияет на постоянное существование в форме. Если возникают какие-то проблемы, ну, существует «Фалиминт», существует какой-нибудь «Гексорал», существует возможность помолчать или старый испытанный способ вокалистов Большого театра, когда вечером перед сном ты выпиваешь горячий чай с насыщенным вариантом меда, со сливочным маслом и ложкой валерианового настоя. Только после этого нужно молчать часов 5. Во всяком случае, вот это вот ужасное горячее питье, оно срабатывает на то, что у тебя смазываются осипшие связки, и потеря голоса восстанавливается.

Denis Garmash:
Что Вам больше нравится – работа перед камерой или перед микрофоном?

Сергей Чонишвили:
Я не могу сказать, нравится, когда работа тебе приятна, и когда есть желание ее сделать ее сделать не просто хорошо, а очень хорошо. Вообще все должно быть в сочетании, потому что если все время сидеть у микрофона, то перестанешь работать у камеры, ты просто потеряешь квалификацию. Если ты все время будешь работать у камеры, это еще не значит, что ты сможешь работать у микрофона, потому что это немножечко разные параллели профессии. Не знаю, мне нравится то, что я делаю в документальном кино, во всяком случае, в последнее время. Потому что пошли очень интересные истории, мне радостно, когда удается что-то сделать в кадре, потому что выход мой в кадр всегда связан а) с тем материалом, который меня устраивает, б) с той командой, которая это делает. Я говорил неоднократно, и это до сих пор остается критериями выбора моего появления в той или иной картине или в том или ином сериале. Хотя говорил, что долгое время не снимался в сериалах, вот сейчас, поскольку телевизионная продукция пошла, но, тем не менее, я стараюсь даже в больших сериалах использовать себя в том виде, что времени будет уходить как на полный метр. То есть не больше 26-27 дней.

smit:
Здравствуйте все!
Здравствуйте Сергей!
Предполагаю, что читать текст (понятно, чисто, с требуемой эмоцией) может большинство образов-х людей и уж конечно артистов ))
Отбросим, конечно – гундосых, визглявых и прочие картаво-шепелявые неприятности
А вот иметь «низкий голос» дано далеко не каждому, хотя со временем и по разным причинам голос может меняться.
Например, я слышал, что В.Ливанов в молодости снимался в каком-то фильме, где долго снимали сцену на холоде, там он сорвал голос и сильно простыл.
Голос через нек-е время восстан-ся, но стал таким, каким мы его знаем.
Артисты очень много работают голосом – нагружают связки. У пожилых артистов, часто «низковато-зычные» голоса
Ну да ладно я вот о чём хочу спросить
1) Сергей, «низ» появился в юности, или позже?
2) Каков Ваш «нижний предел»-(нота)?
3) В рекламе Вы работаете голосом в «узком диапазоне», т.е. обычно без тональных перепадов, типа «на одной ноте» и «сильно внизу» (мне так кажется)
По закону жанра? (типа гипноз);
«А просто так пошлО» ?
«Так всегда было надо» ?
4) Работаете в «самом низу», или конечно-же оставляете «запас» на всяк.случай
спасибо
Здоровья Вам и вашим близким, творческого успеха и большой востребованности!

Сергей Чонишвили:
Да, между прочим, Ливанов снимался не в каком-то фильме, а снимался в чудном фильме «Неоконченное письмо» Калатозова, где снимали не только сцену на холоде, а там фантастические вещи, которые были опасны для жизни артистов. И очень рекомендую посмотреть эту картину, реставрированную при участии фонда Фрэнсиса Форда Копполы, который очень ценит как раз эту картину Калатозова.
Низ не знаю, когда появился, вообще голос начал ломаться в 13 лет, и вот он существует, по-моему, такой, какой существует. Какой нижний предел не знаю, честно говорю, потому что давно себя уже не проверял. Но в рекламе, на самом деле, работаю не только в узком диапазоне, а работаю в высоком диапазоне.
По закону жанра, кто-то заказывает именно бренд, а кто-то делает вариацию свободную. Оставляю запас в любом случае, потому что всегда самое важное иметь возможность прыгнуть либо еще вверх, либо еще вниз.

bigfoot:
Здравствуйте Сергей. Рад возможности общения))
Есть ли у вас любимая модель микрофона, и если это не тайна и не договор – то какая именно.

Сергей Чонишвили:
Любимой модели микрофона нет, любимая модель микрофона это та модель, которая хорошо работает и любимые уши это те, в которых ты себя нормально слышишь. Потому что когда ты себя слышишь, ты можешь себя нормально контролировать.

bigfoot:
Озвучиваете ли вы всегда по договору или есть работы, которые вы делаете от души – не ради заработка или контракта, а просто так – потому, что нравится.

Сергей Чонишвили:
На самом деле, я повторюсь, я живу в некоторой ситуации, которая для меня на сегодняшний день гармонична. В связи с чем, я делаю работу, которую я обязан делать и которую я должен делать, потому что у меня есть определенные обязательства, и потому что я связан определенными договорами. У меня есть работа, которую я делаю за деньги, которые мне дают возможность не думать о том, сколько я бензина заливаю в свою машину и могу ли я выпить одну чашку кофе или четыре, при всем при том, что у меня нет домов, яхт, дачных участков и чего-нибудь еще. А есть работа, которую я делаю, естественно, для души, потому что, если даже посмотреть на те фильмы, которые для меня реально значат определенные этапы в жизни, то все они делались не за реальные гонорары, а за желание. В основном, как раз это была благотворительность с моей стороны. Но благотворительность, которая для меня является важной, потому что той или иной картиной я развивался сам. То же касается и документального кино.

bigfoot:
Что именно в работе отечественного радио надо поправлять. Какие вы видите у нас основные проблемы.

Сергей Чонишвили:
Основная проблема это музыкальная основа нашего радио, я считаю. Но это в данном случае проблема не только радио, а проблема и телевидения. Дело в том, что если говорить на эту тему долго, то это займет у нас очень много времени. Например, один замечательный человек сказал в свое время, что советский джаз пошел от Леонида Утесова. И пошел сразу в противоположном направлении. Поэтому у меня есть определенные музыкальные пристрастия, но, в общем-то, засилье тех музыкальных композиций, которые у нас звучат, оно, конечно, немножечко убивает желание слушать.

bigfoot:
Какой музыки вам лично не хватает в нашем радио или тв. И вообще – чего вам не хватает в наших массмедиа.

Сергей Чонишвили:
В наших масс-медиа мне не хватает разнообразия, потому что если выходит одна кулинарная программа на одном канале, она начинает выходить на всех. Если выходит какая-нибудь программа про маму и дочь, то обязательно на всех каналах будет проходить программа про маму и дочь или дочерей. И будем надеяться, что рано или поздно каждый канал обретет какое-то свое истинное лицо, не только за счет промо и ведущих новостей, а и за счет того, что будет тематически отличаться друг от друга. Не кардинально, например, что понятно, что вот это канал, который показывает мультики, а это канал, который показывает спорт. Это абсолютно понятная штука, я имею в виду наше общественное телевидение. Это же касается радио, конечно. Очень мало отличий, но они есть, слава богу.

sotarg:
Вы не подумывали о собственной домашней студии? Ведь это намного комфортней.

Сергей Чонишвили:
На самом деле, подумывал, но не подумывал, потому что тогда мне нужно завязать со всей своей работой, и заниматься исключительно студией. По этой же причине я не набираю курс в институте. Потому что мне нужно отвечать за этих молодых людей, и я не готов иметь 25 человек детей, чтобы за них отвечать, за их трудоустройство, и так далее. Может быть, когда-нибудь, не знаю. Во всяком случае, мне пока еще интересно выяснить свои возможности, и каким-то образом поразвиваться в профессии.

Ляпунов:
Сергей, каково Ваше отношение к рекламе лекарственных препаратов, которой особенно изобилует Радио России (превратившись в радио аптеку). Озвучено качественно, стилизовано под врачей и радиопередачи. Но этично ли это, учитывая, что слушатели в основном пожилые люди и привыкли доверять государственной радиостанции?

Сергей Чонишвили:
Я не знаю по поводу того, привыкли ли пожилые люди доверять государственной радиостанции, или привыкли наоборот ругать государственную радиостанцию, равно как и государственный телеканал или нет. У каждого человека все равно существуют собственные мозги. Для того, чтобы покупать те или иные лекарственные препараты, нужно, прежде всего, для начала обратиться к врачам. К хорошим врачам, которые поставят правильный диагноз, и которые скажут, какие препараты действительно нужно принимать. А что касается профессиональных пожилых людей, которые ходят каждый день в больницу, они вот наоборот меня немножечко убивают, потому что тот человек, который там появляется там очень редко, он должен потратить на это сутки, потому что он должен сидеть в очередях и слушать разговоры этих несчастных людей. Во всяком случае, я стараюсь к врачам как можно реже обращаться, и пользоваться только теми лекарственными препаратами, которые имеют природную основу.

macsis:
Сергей, чем вам больше интересней заниматься, кино, радио, реклама, музыка, театр? что для вас в приоритете? и как к чему относитесь….наверное же что-то ближе по душе, а что-то ближе к деньгам

Сергей Чонишвили:
Я уже говорил, что есть абсолютное разделение, развитие свое собственное, договора, какой-то заработок, и то, что просто тебе хочется делать. Грубо говоря, человек, который думает о том, как ему заработать на кусок мяса, вряд ли будет соглашаться на ту работу, которая не приносит ему никаких образцов денежных знаков, потому что на нем сидят жена, дети, родственники и еще кто-то. Он просто не сможет этим заниматься. Мне не нужно много, но, слава богу, я имею возможность делать то, что мне просто нравится без денег.

Макс Маслов:
Привествтую!
Сергей, Вы когда-нибудь отдыхаете? Можете позволить себе отпуск?

Сергей Чонишвили:
На самом деле, все мои отпуска складывались 1995, 1998, 2000, 2006 и 2007-м. И 11 дней я имел в 2002-м. Но поскольку в прошлом году случилось такое маленькое физиологическое несчастье, я достаточно долго отдыхал на костылях, почти год, поэтому в ближайшее время отпуска себе могу позволить только 5-6 дней максимум. Может быть, 8, если повезет. Вот самый ближайший хочу сделать на Новый год, 4 дня.

Макс Маслов:
Смотрел недавно фильм «Тайны любви», вернее больше слушал)…и показалось, что в начале буквально на первых десяти минутах есть стык озвучек сделанных в разное время – начало отличное, а потом вдруг резкий переход, где Вы явно простывший…но может и показалось.

Сергей Чонишвили:
Нет, тайны любви писалось все единым вариантом, не было простывшего, не было уставшего, это была работа, на которую было потрачено достаточно много времени в обсуждениях и в попытках сделать это не одним голосом. Во всяком случае, две картины, которые, «Тайны любви» и «Тайны смерти», они на сегодняшний день являются для меня очень важными картинами.

Kostas:
Сергей, поступают ли вам предложения озвучить что то для других городов и телеканалов(радиостанций) и беретесь ли вы это делать?

Сергей Чонишвили:
Да, поступают предложения озвучить что-то для других городов и телеканалов, и за это я берусь. Единственная вещь, поскольку я являюсь официальным голосом телеканала СТС, я не занимаюсь обложками.

green v 2.0:
Добрый День!
Сергей, какую музыку Вы любите? Не музицируете ли сами?

Сергей Чонишвили:
Люблю джаз, причем люблю боп, люблю кул. Телониус Монк, Диззи Гиллеспи, Майлз Дэвис, Джон Колтрейн, Дэйв Брубек, Пол Дезмонд, Чарли Мингус. Вот это вот те люди, с которыми я живу и которые всегда у меня звучат в машине, потому что слушаю в машине я диски. Несмотря на то, что я окончил музыкальную школу в городе Омске по классу фортепиано, и немножечко играю на гитаре и блок-флейте, в общем, не музицировал сейчас давно. Это связано с отсутствием инструмента дома и с неигрой на сцене. Потому что с 1995-го по 2000-й был такой спектакль «Псих» в театре-студии Табакова, я там играл 9 музыкальных номеров вживую.

soundbox:
Сергей, здравствуйте!
Есть ли у вас сложные для произношения сочетания звуков? Дикция от природы у вас хорошая или над чем-то приходилось особенно работать?

Сергей Чонишвили:
Нет, вообще дикция от природы она не может быть. Дикция от природы даже если дается, если ею не заниматься, то она пропадает. Равно как голос, если им не заниматься, он пропадает. Панацеи никакой нет, но есть только один момент, чем больше ты работаешь, тем ты работаешь лучше и качественнее, и профессиональнее.

dayanat:
Здравствуйте, Сергей.
Какие упражнения вы применяли и применяете для разработки тембра , интонации и дикции?

Сергей Чонишвили:
Работа, и как можно более разная. Если ты начинаешь работать в одном исключительно жанре, то это становится грустно. То есть рано или поздно это становится скучным и неинтересным. А если ты пытаешься существовать в разных ипостасях, то это тебя, наоборот, только облагораживает и помогает.

Всем спасибо, жду следующих вопросов, при возможности сразу отвечу.

 

Мы благодарим студию Audioproduction.ru за помощь в организации интервью.

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вверх